Interview

Я задался вопросом: кто же человек № 1 на главной улице столицы? Нет, не мэр — к нему уместно (хотя и с натяжкой) определение «главный человек» города. А первый — это тот, кто живет в первой квартире первого дома. Жилые строения начинаются с № 4. Это серое здание на углу ул. Трехсвятительской. В нем находится УНИАН, и окна фасада смотрят на Европейскую площадь. Я узнал телефон квартиры № 1 и позвонил ее хозяину.

Первым человеком на Крещатике оказался генерал-полковник, генерал-атаман Украинского казачества Юрий Михайленко. Личность известная. Профессиональный военный, имеет 6 орденов и 22 медали.

Юрий Васильевич относится к поколению детей войны. Родился в 1941 году. Окончил Пермское военное авиационное училище, Военно-политическую академию в Москве и Севастопольский приборостроительный институт. В армию пошел по какому-то особому зову крови. Оба его деда были казаками, а значит — профессиональными солдатами. Один дослужился до сотника, стал полным георгиевским кавалером и погиб в 1915 году в Брусиловском прорыве под Житомиром. Другой тоже погиб, но уже в гражданскую. Он служил в Первой конной армии Буденного.

И в армии, и уже после, на гражданке, Юрий Михайленко активно занимался общественной работой. Был делегатом 27-го и 28-го съездов КПСС, 17-го съезда ВЛКСМ. Депутатствовал. Избирался в городские советы по месту службы — в Баку, Куйбышеве, Калинине, Ржеве. И последний раз — в Киеве.

Вообще в столицу Украины он был переведен по службе в 1989 году. Тогда еще полковника Михайленко (генеральское звание он получил позже) назначили членом военного совета, начальником политотдела 8-й отдельной армии ПВО. Его власть распространялась на 417 гарнизонов, расположенных на территории Украины и Молдавии.

Среди нескольких квартир, которые Юрию Васильевичу предложили на выбор, были две в центре — на Ярославом Валу и Крещатике. Выбрал ту, что на главной улице. Именно потому, что на главной. Но, вспоминает, жилье это оказалось проблемным. Ему рассказали, что несколько человек перед ним отказались от этой квартиры. Потому что в течение трех последних лет в ней жили (сменяя друг друга) высокопоставленные чины Чернобыльской АЭС. Было это сразу после аварии на станции. Эти люди постоянно ездили в Припять и обратно. И когда последний «чернобылец» съехал, все, кому стали предлагать эту квартиру, боялись, что она окажется «слишком радиоактивной». Юрий Васильевич озаботился тем, чтобы квартиру исследовали. Оказалось, радиация в 2,5 раза превышала допустимый уровень только возле отдушин. Семью Михайленко это не испугало. Это была их первая квартира в городе. До того приходилось жить только в закрытых военных гарнизонах.

Однако первое время Юрий Васильевич жил в Киеве без жены и детей. За последние два с половиной года (перед назначением сюда) сменил три места службы, и семья просто не успевала за ним переезжать, как он сам шутит. От быстро растущего по службе офицера семья отстала, как отстают тылы от быстро наступающей армии.

— Когда я принял должность, — рассказывает Ю. Михайленко, — приходилось много ездить по гарнизонам, знакомиться. По обыкновению я возвращался в Киев в субботу вечером и падал спать. Утром вставал и шел гулять. Естественно, изучать город начал с Крещатика. Улица небольшая — всего 900 м. Но до чего была красивая! Какие каштаны! Какие красивые фонтаны!.. Никуда не сворачивая, я шел по своей стороне почти до конца — до Бессарабской площади. Заходил в «Горячее молоко» — было такое, то ли кафе, то ли магазин. Выпивал два стакана горячего молока с бубликами по пять копеек. Сейчас такого нет. А жаль. Потом переходил на противоположную сторону, шел до улицы Городецкого (в прошлом ул. Карла Маркса. — Авт.), где рядом с авиационными кассами (почти напротив консерватории) в тот год открылась первая в Киеве точка, где продавали куры-гриль. Покупал горячую курицу и шел домой. Вот такими были мои первые прогулки по Киеву.